четверг, 11 декабря 2014 г.

Утренние будни или Остаться в живых

Я с трудом встаю спозаранку. И каждое утро, когда я отвожу сына в детский сад, для меня пытка. Но почему бы не увидеть в этом что-то смешное и не улыбнуться над собой :) 
"...Я, проходя мимо, прошипела, чтобы он дал поспать отцу, и тут же споткнулась о машинку, неожиданным басом прогремев на всю квартиру «ёёёёёёёёёёёё». Сын согнулся пополам от смеха и пролил горячий чай на папину ногу, доверчиво высунувшуюся из-под пледа..."

Утро началось неожиданно. Четырехлетний сын сидел на моей подушке и серьезно рассуждал о полосочках на колготах, а точнее о том, как правильно эти самые колготы надевать. С утра я была немного не готова к перевороту сознания и всех устоявшихся жизненных шаблонов, поэтому прохрипела, что издревле две полосочки располагают сзади. Сын захотел подискутировать на эту тему и заметил, что ничего страшного не случится, если он наденет наоборот. В качестве аргумента он начал стучать ладошкой по моей несчастной голове. Не в силах больше выносить это, я спряталась в домик из одеяла и подушки и притворилась, что меня нет. Сына это только раззадорило, и он веселой козочкой стал прыгать на мне, победоносно вопя, что он ковбой. Соседи, видимо, не оценили его инициативу и начали стучать по батареям, что-то отрывисто приговаривая. Надеюсь, что-то доброе и позитивное. 

Поняв, что сон пропал, я пошарила рукой возле себя, надеясь нащупать там впавшего в летаргический сон мужа, который уже выработал иммунитет на наши утренние экзерсисы. Но тела там не оказалось. Пошмыгав носом, я подумала и еще раз рукой поводила по кровати возле себя. Но муж всё еще продолжал отсутствовать. Хм… странно. «Сын, а где отец? - из-под одеяла спросила я своего отпрыска, подумала и добавила. - А ты зубы почистил?». Мальчик вторую часть вопроса демонстративно не расслышал, а вот первая его заинтересовала. Он потыкал ногой одеяло в том месте, где обычно спит папа. Реакции не последовало. Он потыкал сильнее, кряхтя от напряжения. Тишина. Тогда сын откинул одеяло, демонически хохоча и выкрикивая «Ку-ку». Но папы там не оказалось. Озадаченные мы посмотрели друг на друга. Муж в силу своей профессии ложился позже нас и вставал, когда мы уже уходили в детский сад. Верить в то, что глава семейства проснулся раньше нас, мы отказывались. И гуськом пошли по квартире искать папу-потеряшу. Сын первым делом заглянул в холодильник - любимое папино место. Перед холодильником муж мог стоять часами, озаренный волшебным светом загоревшейся лампочки. Но, оказалось, супруг сбежал из спальни в зал и зарылся на диване в декоративные подушки и лохматый плед, храпом сотрясая пушистые ворсинки. 

Полюбовавшись на храпящего мужчину, мы на цыпочках пошли собираться в садик, шепотом крича друг на друга: я - потому что сын метал в меня игрушечные машинки, он – потому что не хотел чистить зубы. Совершив-таки утренние процедуры и охрипнув от пререканий, мы бесшумно переместились в зал, стараясь не беспокоить сладко спящего главу семейства. Сын, взяв в руки кружку с чаем, пристроился на диване, слегка отодвинув папину ногу. Я, проходя мимо, прошипела, чтобы он дал поспать отцу, и тут же споткнулась о машинку, неожиданным басом прогремев на всю квартиру «ёёёёёёёёёёёё». Сын согнулся пополам от смеха и пролил горячий чай на папину ногу, доверчиво высунувшуюся из-под пледа. Муж судорожно подскочил и обезумевшими глазами уставился на нас, схватившись за сердце. Я невнятно пробормотала «спи-спи» и бочком стала продвигаться в сторону двери. Сын, не растерявшись, выпалил «Сердце с левой стороны!» и убежал. На всякий случай. Я оказалась не такой быстрой и мне пришлось взять удар на себя, выслушав гневную душещипательную лекцию о пользе здорового сна и вреде стрессов, особенно с утра. 


Зарядившись от супруга мудростью и пополнив свой словарный запас, я помчалась поделиться с сыном приобретенными знаниями. По дороге всё забыла и многозначительно дала отпрыску подзатыльник, чтобы не разбрасывал машинки и не оставлял меня наедине с разъяренным отцом. Сын родительской заботы не оценил и обиделся. И отказался идти в садик. Пришлось подключить все свое природное обаяние и обещать нажаловаться Марь Иванне. Марь Иванну, воспитательницу в детском саду, я и сама побаивалась и старалась сократить наш зрительный контакт до минимума. Угроза подействовала. Сын засобирался. Пока одевался, мы сошлись на том, что Марь Иванна явно обладает гипнотическими способностями и устрашающей внешностью. И мы сплоченной дружной командой, крепко взявшись за руки, пошли в детский сад, распугивая своим боевым видом голубей и воробьев. Но в садике наш революционный пыл поубавился. Мы опоздали-таки на утреннюю зарядку, и я, закинув сына в одном сандале в группу, быстро сбежала на улицу.


В свое оправдание могу сказать, что Марь Иванну боятся все: и директор, и медик, и даже горластые отчаянные поварихи. Один только местный рыжий котяра осмеливается бросать ей вызов. Терять ему, видимо, совсем нечего. Сын рассказывал, что видел, как кот укусил Марь Иванну за пятку и стрелой помчался в мусорные бачки, довольно мяукая. Воспитательница, окруженная счастливыми гладящими детьми, настоятельно уговаривала мерзавца вылезти из бачка и получить по заслугам. Кот получать по заслугам не хотел и протестующе мяукал. Марь Иванна подключила на борьбу добра и зла повариху. Сдобная женщина в белом халате прыгала вокруг бачка, трясла ароматной сосиской, надрывно вопя «кис-кис». Кот оказался принципиальным и неподкупным и вылезать отказывался. Теперь этот облезлый котяра - кумир всех трехлеток детского садика «Гвоздичка».


Кроме всего прочего, этот рыжий бродяга и с родителей дань собирал. Когда я выбежала на улицу, он лениво потерся о ноги и сел передо мной, со скучающим видом смотря в сторону. Я виновато развела руками: «Извини, брат, не подготовилась». Кот окатил меня волной презрения и пошел дальше обирать доверчивых родителей, а я с облегчением вздохнула. Теперь я свободна и могу спокойно выпить капучино в кофейне, и проникнуться мыслью, что дети все-таки – цветы жизни, а утро – самое замечательное время суток...

Комментариев нет:

Отправить комментарий